Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Хроника борьбы за «Амур-Порт»

Кто и зачем хочет из гендиректора Комсомольского речного порта Олега Сыскова сделать уголовника?



Обвинение



«Мне предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ («Мошенничество»).



Согласно тексту постановления от 03 июля 2012 г. я обвиняюсь в том, что вместе с Павлом Соколовым с февраля по апрель 2010-го организовал и лично осуществил с привлечением некого Шишкина переход права собственности на долю в уставном капитале ООО «Спектр» от прежнего владельца - Антона Закурдаева к новому владельцу - Павлу Соколову.

Collapse )
«МК в Хабаровске», 01.08.12

http://hab.mk.ru/article/2012/08/01/731953-hronika-borbyi-za-amurport.html

Депутаты в законе

Как связаны гибель начальника ростовской полиции Чупрунова, сходка воров в законе и разгон митинга оппозиции. «Полицейские, в том числе Грачев и Чупрунов, занимавшие руководящие должности (заместитель начальника УВД по Хабаровскому краю по экономической безопасности и зам. нач. ОРЧ УНП при УВД. - Прим. автора), решили подчистить край от криминала. Замечу, что Хабаровск был воровским городом...»

Загадочная история гибели начальника ростовской полиции Вячеслава Чупрунова, по сути предсказанная «МК», получила неожиданное продолжение. Стали известны подробности того, как именно в свое время он попал за решетку. И что самое интересное - как потом криминал попытался взыскать затраченные на это деньги с продажных чиновников, полицейских и депутатов. Об этом «МК» рассказал представитель криминального мира. А еще он пролил свет на некоторые обстоятельства войны между криминалом и ростовской полицией.



Основная версия - убийство?


Напомним, что «МК» в конце июня опубликовал расшифровку аудиозаписи сходки воров в законе, на которой решают убить начальника ростовской полиции Вячеслава Чупрунова. А спустя две недели - 15 июля - Чупрунов погиб: его мотоцикл на трассе врезался в «КамАЗ». Вячеслав, как уверяют члены Ростовского байкерского клуба, управлял своим двухколесным железным конем профессионально. У Чупрунова вообще был большой стаж вождения, хотя права именно на категорию «А» (мотоцикл) он получил совсем недавно, так же, как и поставил свой «Сузуки» на регистрационный учет. Вообще, как выяснилось, многие руководители ростовской полиции серьезно увлекаются мотоциклами и дружат с местными байкерами, что традиционно для южных регионов (Чупрунов за несколько дней до гибели даже ехал во главе байкерского парада).

И тут все сразу же вспомнили о той самой нашей аудиозаписи. Кстати, мы еще до публикации сообщили о ней Чупрунову. С самого начала казалось странным, что он не попросил файл в тот же день. Так вот, по некоторым данным, запись у него имелась. Информация о сходке не была для него новостью. Скорее всего, и сделали-то запись в рамках оперативных мероприятий, и велась она агентом, который в сходке участвовал. Незадолго до самой трагедии мы передали запись нескольким центральным телеканалам. Уже после гибели Чупрунова, по запросу полицейских, отправили ее в угрозыск Ростова. На днях замначальника полиции ГУ МВД России по Ростовской области Сергей Кущев сообщил, что стиль общения, сам разговор, который звучал на пленке, у него не вызывают сомнения. И на вопрос «похоже ли это на воровскую сходку?» уверенно ответил: да.

«С учетом того, что должность начальника полиции подразумевает так или иначе контакт с криминальным контингентом, с учетом публикации, которая появилась незадолго до его гибели, следствие рассматривает в том числе версию о совершении убийства путем инсценировки ДТП», - заявил руководитель Зерноградского межрайонного следственного отдела СК РФ по Ростовской области Алексей Шевкунов.

И он же добавил, что СК будет внимательно изучать прошлое Чупрунова. И тут-то самое время вспомнить о том, что тот в свое время отсидел за решеткой. И за это, по некоторым данным, заплатил криминал. А когда Чупрунова выпустили, деньги потребовали обратно и даже привлекли к спору третейских судей. По крайней мере, так утверждает один из представителей криминального мира.

Collapse )
http://www.mk.ru/politics/interview/2012/07/25/729604-deputatyi-v-zakone.html

Отклик на статью «Охота на контр-адмирала»

Пишет Вам группа офицеров – подводников, проходящих военную службу в ЗАТО г. Вилючинск Камчатского края

27 июня 2012 года в газете «Камчатский край» была опубликована статья «Охота на контр-адмирала», которая, естественно, обсуждалась среди офицеров-подводников, знающих лично как контр-адмирала Дубкова И.М., капитана 1 ранга Долбенкова В.Ю., мичмана Мошинца С.А., так и обстоятельства «из первых рук», изложенных в этой статье

Опубликованная статья в газете справедливо названа «Охота на контр-адмирала», т.к. именно это и происходит на самом деле со стороны Военного следственного отдела по гарнизону Вилючинск и лично со стороны заместителя Руководителя ВСО по гарнизону Вилючинск майора Тихонова А.Г., который расследует уголовное дело в отношении контр-адмирала Дубкова И.М.

Не только Бердников Ю.Ю., Куашев В.С. и Чернов А.А. знают Дубкова И.М. как настоящего командира подводной лодки, честного офицера, который всегда беззаветно служил Родине, подводному флоту. Таким мы знаем его все, кто имел Честь вместе с Дубковым И.М. служить Родине. За Честь было выйти с Дубковым И.М. под его командованием в море для выполнения поставленной боевой задачи. Мы знали наперед, что боевая задача, поставленная Родиной, будет выполнена, т.к. Дубков И.М. — это профессионал своего военного дела, Золотой Фонд Подводного Флота России.

Collapse )

http://compromat41.com/?p=2652

Прокуратура и Фемида в своем глазу бревна не видят

Почему к ответственности не привлекают зам. прокурора Советской Гавани Пилипенко Г.Н. и председателя Советско-Гаванского горсуда Морозову А.В.?

"Реальных шагов к тому, чтобы поток коррупции укротить, закрыть гранитными берегами закона, чтобы она не размывала устои общества, - не делалось", - признался год назад (хотя о борьбе с коррупцией трезвонят давно) ныне бывший Генпрокурор Устинов на расширенном заседании этого ведомства в присутствии президента Путина. О том, что такие шаги не делались, депутат Собрания депутатов Советско-Гаванского района Хабаровского края Светлана Балашова знает на своем опыте. Она неоднократно обращалась в прокурорские инстанции по поводу дела, где, по ее мнению, - налицо факт коррупции. В ответ - "отписки". Почему не делались "шаги"? Устинов не признался. Недавно депутат нашла свой ответ на этот вопрос. В этом ей помогла публикация в №22 нашей газеты "Дохлая лошадь" для прокурора Татьяны Ламаш.





Попытки укротить поток



Какая связь между совгаванским делом (из-за которого не может успокоиться депутат Светлана Балашова) и прогремевшим на всю страну "прокурорским" делом, в эпицентре которого оказалась зам. прокурора Железнодорожного района Хабаровска Татьяна Ламаш? Связь простая. Ее можно выразить двумя словами: "коррупция и прокуратура", которая не делала реальных шагов. А Ламаш и Балашова в меру своих сил пытались укротить поток, о котором так образно сказал Генпрокурор. Правда, Балашова пока ничего не добилась, а Ламаш даже поплатилась. Ей пришлось уволиться из прокуратуры.




Т. Ламаш

В. Малиновский
В сентябре прошлого года Ламаш обратилась в администрацию президента России с заявлением, где приводила доводы о коррупции в нашей прокуратуре (см. Прокурорский общак (письмо Президенту РФ) и Прокурорский общак-2). В Хабаровск нагрянула московская проверка. Одним из итогов проверки стал вышедший в декабре приказ Генпрокурора РФ Устинова "О привлечении к дисциплинарной ответственности". К ответственности привлекались прокурор края Малиновский, его первый зам. Хохлов, замгенпрокурора по ДФО Чайка и начальник отдела Генпрокуратуры в ДФО Костюкович. В ноябре Ламаш второй раз вынесла сор из избы - обратилась ещё и в СМИ. Спустя полгода, выяснилось, что всё это время руководство прокуратуры края, судя по всему, искало возможность взять реванш за тот прошлогодний скандал - о прокурорской коррупции. А кто ищет, тот всегда найдет... Наскрести смогли против Ламаш только "дохлую лошадь". Но именно её, отряхнув от нафталина и пыли, положили в основу уголовного дела, которое возбудили два месяца назад в отношении прокурора Ламаш (подробности - в № 22 нашей газеты).



А теперь - о совгаванском деле. В июне с.г. депутат Балашова вновь обратилась в высокие инстанции (в том числе, к президенту России):



"Мной неоднократно ставился вопрос перед руководителями различных рангов прокуратуры Хабаровского края и России, а также перед судебной системой края - о привлечении к ответственности зам. прокурора Советской Гавани Пилипенко Г.Н. и председателя Советско-Гаванского горсуда Морозовой А.В. - за допущенные ими грубые нарушения законодательства РФ, свидетельствующие, по моему мнению, о коррумпированности указанных чиновников. Не смотря на подтвердившиеся факты подлога процессуальных документом (уголовное дело было оформлено "задним" числом), из прокуратуры края и Генпрокуратуры мне даны ответы, что для привлечения Пилипенко и Морозовой к какой-либо ответственности не имеется оснований по причине - "отсутствия существенных нарушений прав и законных интересов граждан либо охраняемых законных интересов общества и государства".





"Порадеть родному человечку"



Итак, высокие инстанции считают "несущественными" те нарушения, что были допущены Пилипенко и Морозовой. Да и простому человеку сам факт оформления уголовного дела "задним" числом (это лишь одно из нарушений, о которых говорится в обращениях Балашовой) тоже не кажется грубым нарушением. Ведь известно, какая огромная нагрузка у прокуроров и судей. Закрутились, потому, видно, и забыли вовремя оформить дело.



Ан нет. Как считает Балашова, такая "забывчивость", как и другие нарушения, - вовсе не случайные, а имели мотивы. Ибо в одном из тех двух дел, где допущены эти "несущественные" нарушения, фигурантом был тогдашний глава города, а в другом - брат крупного местного предпринимателя, депутата районного собрания и бывшего родственника приятеля Пилипенко и Морозовой.



Может, глава города и брат бизнесмена ничего не выиграли от тех нарушений, что допустили Пилипенко и Морозова? Отнюдь. Например, что касается главы города, Балашова пишет:



"Зам. прокурора города Пилипенко неоправданно длительно затянула проведение проверки по моему заявлению о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего главы города Советская Гавань Шевчука В.Ф., вследствие чего ею было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по причине истечения срока привлечения к ответственности Шевчука и, таким образом, стало возможным избежание Шевчуком уголовной ответственности".



Но это еще не всё. У прокурора Пилипенко просматривается прямая личная заинтересованность порадеть Шевчуку... Как следует из обращения депутата, аккурат в период проведения той проверки (в отношении главы города) муж Пилипенко был принят на работу в администрацию города. Более того, отсутствие высшего образования не помещало оному мужу занять без всякого конкурса должность ведущего специалиста.





Кисельные берега потока



А вот что пишет депутат по поводу судьи Морозовой:



"В конце 90-х председателем горсуда Морозовой осуществлялись мероприятия по реализации арестованного имущества ОАО "Морские ресурсы". При этом, по сведениям проверок, автомобиль "Вольво" был продан по решению Морозовой за бесценок бывшему руководителю Управления юстицией Хабаровского края - Шестакову, второй автомобиль также законно реализован не был. По этой причине бывшим работникам этого ОАО не выплатили долги по зарплате, поскольку для погашения этого долга не хватило средств, полученных от реализации арестованного имущества".



Когда Балашова (как и полагается любому законопослушному гражданину) сообщила об этих фактах в краевой суд, пришел ответ: в действиях судьи Морозовой нарушений закона не усмотрено. "Видимо, руководители краевого суда руководствовались принципом: "в своем глазу бревна не видно...", - предполагает депутат.



Вернемся к прокурорам. Почему прокурор края Малиновский не желает дать надлежащую оценку незаконным действиям зам. прокурора Пилипенко? Задав президенту Путину этот риторический вопрос, депутат далее пишет:



"Предполагаю, ответ можно найти в хабаровской истории с зам. прокурора Ламаш. Почему так легко инициировать возбуждение уголовного дела на сотрудника прокуратуры, поставившего вопрос о коррупции своих коллег, и в тоже время, почему другой сотрудник - при явных фактах, свидетельствующих о его коррумпированности, - не привлечен даже к дисциплинарной ответственности? Ответа от руководства краевой прокуратуры нет. Вот почему прокурорский мундир в прокуратурах края под руководством Малиновского рвется по всем швам, а штопают его белыми нитками".



Действительно, когда мундир трещит по швам, трудно делать какие-то шаги. Видимо, поэтому поток коррупции пока не закован в гранит, а течет молочной рекой вдоль кисельных берегов закона и правосудия.



Ирина Харитонова



P.S.

1. На днях депутат Балашова получила ответ из Генпрокуратуры РФ: "Ваше обращение от 14.06.06 г. в части незаконного привлечения к уголовной ответственности зам. прокурора Железнодорожного района Хабаровска Ламаш Т.Г. направлено для рассмотрения прокурору Амурской области. О принятии решения Вам сообщат. В остальной части обращения Вам будет дан ответ Генпрокуратурой РФ".



2. На недавнем расширенном заседании коллегии прокуратуры края замгенпрокурора по ДФО Юрий Гулягин подчеркнул, что деятельность прокуроров должна осязаемо перейти из формальной плоскости в реальную, особенно в вопросах борьбы с коррупцией.



“Хабаровский Экспресс” № 32 (за 9-16 августа 2006 г.).

"Дохлая лошадь" для прокурора Татьяны Ламаш

Расплата "своих"

Прокурор края Владимир Малиновский на минувшей неделе нанёс ответный удар заместителю прокурора Железнодорожного района Хабаровска Татьяне Ламаш.

В сентябре прошлого года она обратилась в администрацию президента России с заявлением (см. Зампрокурора Татьяна Ламаш выносит сор), где приводила доводы о коррупции в местной прокуратуре. Вскоре в Хабаровск прибыла московская проверка. Одним из итогов проверки стал вышедший в декабре приказ Генпрокурора РФ Устинова "О привлечении к дисциплинарной ответственности". Правда, в местной прокурорской среде о нём знают лишь понаслышке. Ибо приказ был направлен для ознакомления только прокурорам субъектов РФ.

К ответственности привлекались четверо: прокурор края Малиновский, его первый зам. Хохлов, замгенпрокурора по ДФО Чайка и начальник отдела Генпрокуратуры в ДФО Костюкович. Наконец, в ноябре зам. прокурора Ламаш второй раз "вынесла сор из избы" - обратилась ещё и в СМИ.

И вот сейчас, спустя полгода, выяснилось, что всё это время руководство прокуратуры края, судя по всему, искало возможность взять реванш за тот оглушительный, на всю страну, прошлогодний скандал - о прокурорской коррупции. А кто ищет, тот всегда найдет... Наскрести смогли против Татьяны Ламаш только "дохлую лошадь". Но именно её, отряхнув от нафталина и пыли, положили в основу уголовного дела, которое на минувшей неделе возбудили в отношении прокурора Ламаш.



Ответный удар по Ламаш



В Железнодорожном райсуде Хабаровска 23 мая рассмотрено представление прокурора края Владимира Малиновского "о даче согласия суда на возбуждении уголовного дела в отношении зампрокурора Железнодорожного района Татьяны Ламаш". Поясним. По закону, прокурор не может сам возбудить уголовное дело против прокурора - это можно сделать только "через суд".

Представление прокурора края в отношении Ламаш поддерживали в суде следователь крайпрокуратуры по особо важным делам Глаголева и зампрокурора Железнодорожного района Плотников. Он сейчас занимает должность, которую до прошлогоднего скандала занимала Ламаш. Напомним, вскоре после скандала (т.е. доведения до администрации президента и общественности фактов о местной коррупции) её вдруг отстранили от надзора за расследованием уголовных дел следователями прокуратуры. Вместо этого Ламаш поручили рутинный надзор за регистрацией учета преступлений, чем обычно занимается милиция. Но это демонстративное отстранение, похоже, было лишь прелюдией к предстоящей расплате.

Суд рассматривал представление Малиновского четыре часа и за закрытыми для журналистов дверями. Поэтому доподлинно нам известен только его итог: судья Забелина дала согласие прокурору Малиновскому. Это решение будет обжаловано в крайсуде, но, тем не менее, оно уже вступило в законную силу. Стало быть, сейчас зампрокурора Татьяна Ламаш - подозреваемая по уголовной статье.
В.В. Малиновский




Сор в прокурорской избе



Можно ли сомневаться, что такой нокаутирующий удар Татьяна Ламаш получила за то, что написала жалобу в администрацию президента России? Т.е. вынесла прокурорский "сор" на самое высокое крыльцо. Однако "сор" тоже был отнюдь не мелкий и самый "свежий". В жалобе, которая в сентябре 2005 г. была отправлена в высокую инстанцию, Ламаш приводила веские доводы о коррупции в прокуратуре, а главное - сообщила о фактах противодействия со стороны ее руководителей в расследовании уголовного дела о коррупции в милиции.

Громкое дело, из-за которого Татьяна Ламаш пожаловалась президенту, было возбуждено 16.05.05 прокурором Железнодорожного района - о вымогательстве взятки в 70 тыс. долларов у одной из хабаровских фирм, занимающейся экспортом леса. Как сообщали местные СМИ, взятка являлась "вознаграждением" сотрудникам правоохранительных органов за освобождение из-под стражи одного из учредителей фирмы. Он был арестован природоохранной прокуратурой Хабаровска по фактам контрабанды в КНР крупных партий леса. А взятка якобы требовалась за уменьшение вины учредителя в суде, а также за дальнейшее покровительство, "крышевание" его фирме в лесоэкспортной деятельности.

В тот же день сотрудники ФСБ задержали двух офицеров милиции, занимающих руководящие должности, при передаче им 40 тыс. долларов - второй части взятки. Первая часть взятки была получена от фирмы раньше. По некоторым сведениям из ФСБ, которые также проверяла комиссия из Москвы, эти деньги были отданы помощнику прокурора природоохранной прокуратуры - якобы для передачи их руководству прокуратуры края!

На следующий же день, 17.05.05, в пожарном порядке, дело о взятке затребовал первый зампрокурора края Хохлов. А тогдашнего прокурора Железнодорожного района Бобко срочно вызвал к себе прокурор края Малиновский. Очевидцы вспоминают: вернувшись, Бобко имел бледный вид и вроде бы сообщил, что Малиновский настаивает на освобождении одного из задержанных.

Дальше всё пошло по отработанной схеме спускания дела "на тормозах". В начале лета стоящее выше руководство распорядилось, чтобы дело о милицейской взятке забрали у следователя Лободы и передали следователю Капанадзе. Ещё чуть позже дело затребовали в краевую прокуратуру. После чего расследование факта коррупции фактически остановилось... И Ламаш ничего не оставалось, как написать то самое заявление в администрацию президента, которое "вылилось" в московскую проверку хабаровских "крышевателей".



Дело следователя Голодных



Что же пытаются инкриминировать Татьяне Ламаш? Как выразилась её адвокат Любовь Богоявленская, дело, которое "шьют" Ламаш, не стоит выеденного яйца.

Давным-давно, три года назад, в прокуратуре Железнодорожного района (где, напомним, Ламаш осуществляла надзор за расследованием уголовных дел), было возбуждено дело в отношении некоего гражданина Сидоренко по факту убийства. Дело было несложным. Имелись "железные" доказательства, и гражданин, как говорится, полностью и чистосердечно признал свою вину. Дело вёл молодой следователь Евгений Голодных. Как положено по закону, ещё до истечения срока содержания под стражей, Ламаш утвердила обвинительное заключение. И дело должно было уйти в суд.

Однако в суд дело тогда не ушло... Это выяснилось через 6 месяцев (в апреле 2004 г.), когда обвиняемый стал интересоваться в спецчасти СИЗО: почему его никуда не вызывают? Спецчасть обратилась в суд. Там сказали: такое дело не поступало. Тогда позвонили Ламаш. Она стала выяснять, куда делось дело, т.к. по её отчетам - дело отправлено в суд! В конце концов, пропавшее дело нашли в архиве, списанное туда следователем Голодных в связи... со смертью Сидоренко! Обо всех этих обстоятельствах Ламаш сразу доложила тогдашнему прокурору района Бобко и сама занялась этим делом. Вскоре гражданин предстал перед судом, получил заслуженное наказание - лишение свободы, а те 6 месяцев, которые он "пересидел" в СИЗО, ему, естественно, зачли в срок отбываемого наказания.

В апреле 2004 года по этому случаю прокуратура края, как и полагается, провела проверку. От Голодных потребовали объяснительную. В ней он написал, что в силу своих тяжелых семейных обстоятельств он замотался, закрутился и забыл вовремя отправить дело в суд. А потом, обнаружив у себя дело, которое должно было уже находиться в суде, испугался, что "Ламаш сдерет с него шкуру" за столь вопиющую халатность и обман. И ничего лучшего не придумал, как выкинуть из дела ряд документов и обвинительное заключение, а вместо него вынес постановление о прекращении дела в связи со смертью Сидоренко.

На что надеялся нашкодивший, как школяр, следователь? Кто его знает! Но ещё до того, как его подлог был выявлен, Голодных уволился из прокуратуры, похоже, оказавшись здесь случайным человеком.



Стегают дохлую лошадь?



Повторим, ещё в апреле 2004 г. по этому анекдотическому делу (живого человека в покойники записали) была проведена официальная проверка. Все объяснительные по той служебной проверке писались на имя прокурора края Малиновского. Тогда он не усмотрел в действиях Ламаш никакого состава преступления, ограничившись личной беседой. Претензий не было даже к прямому виновнику - следователю Голодных! Почему про эту всеми забытую историю вдруг вспомнили три года спустя?

Хотелось бы, глядя прямо в глаза прокурору края, спросить: если в тех давнишних действиях Ламаш усмотрели состав преступления - только сейчас, то, выходит, три года руководство прокуратуры, включая самого Малиновского, укрывало состав преступления?! Кроме того, насколько нам известно, та давнишняя проверка по этому делу (её проводила зампрокурора Терещенко) пришла к выводу: в действиях Ламаш нет состава преступления - состав преступления был в действиях следователя Голодных. Но ведь и против него тогда дело не возбудили. Кто за это должен отвечать?

Иными словами, если сейчас вдруг обнаружился состав преступления у Ламаш, то, получается, состав преступления также есть либо у прокурора края, либо у прокурора района, либо у тех зональных прокуроров, которые обязаны были контролировать работу Ламаш. Неужели не могли "накопать" на Ламаш какой-нибудь более "свежий и удобный для всех компромат?

Нам видится: вся прокурорская рать брошена на расправу с одной женщиной, которая посмела (как того решительно требует Генпрокурор РФ) выполнить свой служебный долг - вскрыть факт милицейско-прокурорской коррупции. А кто-то очень хотел скрыть этот факт.

А ведь старательно искали, рыли и копали. Если верить нашему конфиденциальному источнику, в марте этого года зампрокурора края Кожевников дал понять одному из руководящих сотрудников крайпрокуратуры, который разделяет честную позицию Ламаш, что будут приняты все меры, чтобы выгнать её из прокуратуры, сломать судьбу. Так это или не так, утверждать не можем... Но факт в том, что уголовное дело в отношении Ламаш все-таки возбудить удалось.



Нельзя идти против системы



В общем, прокурор края Малиновский, направив в суд представление, чем-то напоминает человека, который, как в той поговорке, стегает "дохлую лошадь". Какой в этом смысл?

Начнем с того, что "копать" под Татьяну Ламаш начали после её обращения в администрацию Президента России. Оно вылилось в московскую проверку. А затем - в приказ Генпрокурора РФ, где написано, что факты нашли подтверждение. Этим документом от 17.12.05 "О привлечении к дисциплинарной ответственности" Генпрокурор РФ приказал: "прокурора Хабаровского края государственного советника юстиции 3 класса Малиновского Владимира Владимировича предупредить о неполном служебном соответствии". Первый зампрокурора края Юрий Хохлов был уволен из прокуратуры по дискредитирующим обстоятельствам. Начальнику отдела Генпрокуратуры в ДФО Сергею Костюковичу объявлен строгий выговор. Выговор получил и тогдашний заместитель Генпрокурора по ДФО Константин Чайка.

В свою очередь, приказом прокурора края из органов прокуратуры уволены: зампрокурора Железнодорожного района Капанадзе и старший помощник Хабаровского природоохранного прокурора Алыев. Еще ряд прокурорских сотрудников были привлечены к дисциплинарной ответственности.

Отсюда версия первая и единственная: с Ламаш просто сводят счеты, чтобы реабилитировать себя в глазах общественности после прошлогоднего скандала.

А заодно дать понять всем сотрудникам прокуратуры, что сор должен оставаться в избе! Особенно тот, который осмелилась вынести Ламаш. Получается, что краевой прокурор не может (не хочет?) ничего поделать с коррупцией в органах прокуратуры или сам знается с коррупционерами в прокурорских и милицейских мундирах.

Кстати, все, с треском уволенные по итогам московской проверки из прокурорских органов, неплохо устроились. Хохлов занял должность советника губернатора Хабаровского края по связям с правоохранительными органами. Капанадзе стал замначальника следственного отдела областной прокуратуры ЕАО, которую не так давно возглавлял Малиновский.

"Вылетевший" из природоохранной прокуратуры, хорошо известный Малиновскому сотрудник Алыев - особая фигура в истории с "лесной" взяткой в $70 тысяч. Он сейчас, по мнению завистников и конкурентов, весьма состоятельный господин. Тонированный "Лексус", деревообрабатывающий комплекс в Хабаровске, большие делянки в Лазовском и Вяземском районах, где когда-то был прокурором Кожевников, - что ещё надо для счастья? А тут какая-то Ламаш.

Ирина Харитонова.

Прокурорский общак-2

месть прокурора

Помощнику президента РФ

Начальнику управления

Беглову А.Д.



103132, г. Москва, Старая площадь,8/5

Контрольное управление президента РФ



От Ламаш Т.Г., заместителя прокурора Железнодорожного района Хабаровска



Уважаемый Александр Дмитриевич!



Обращаюсь к Вам по итогам проверки моего заявления направленного в Ваш адрес 29.09.05. (Cм. Прокурорский общак (письмо Президенту РФ) Положительно, что 2 уголовных дела: № 224602/05 и № 399702/03 направлены уже в суд с обвинительными заключениями, другие: № 293002/05, № 122044 – расследуются. Однако, за это время «нарастает ком» преследований как в своих масштабах так и по круги лиц, которые этому преследованию подвергаются.

Увольнение старшего помощника прокурора края по связям со СМИ Нудман Р.Д. (сразу же после получения поощрения за хороший труд от Генерального прокурора) – месть за мое обращение в СМИ. Хотя о моем намерении выступить в прессе с заявлением о коррупции своевременно были проинформирован зам. прокурора Кожевников К. М., который в это время находился в Москве и который по телефону ответил, что это наши проблемы. (Можно проверить по телефонным распечаткам). На следующий день об этом узнало все руководство и Ю.П. Хохлов и Малиновский В.В.

Уволили Нудман Р.Д. по собственному желанию, рассчитав за 2 часа, сообщив ей, что увольняют по настоятельному требованию Генерального прокурора. Нудман Р.Д. – глубоко порядочный человек. В это время у нее было тяжелое материальное положение в семье и она сама никогда бы не пошла на увольнение без оказания на нее психологического давления.

Преследование работников, которых руководство прокуратуры края отнесло к той или иной мере к людям сочувствующим мне, либо высказывающимся в мою поддержку, в отношении меня не прекратилось.

В настоящее время решается вопрос возбуждения в отношении меня уголовного дела. Первый заместитель прокурора края Малиновского, Кожевников прямо заявил 09.03.06 прокурору-криминалисту Пысиной Г.А., что во всем виновата Ламаш: в развале работы следствия района и т.п. в 2005 г. и «мы привлечем ее к уголовной ответственности».

Встает вопрос, а почему по материалу, который сейчас используют как повод и основание для возбуждения дела в отношении меня, не было принято решения два года назад. Получается, что в 2004 году ни Малиновский – прокурор края, ни другие сотрудники аппарата, в чьи обязанности входит надзор и контроль за моей деятельностью служебной ни нашли в моих действиях состава преступления, а сейчас, перерыв все дела, статистику (тем самым выполняя заказ руководства относительно моей служебной деятельности) оно пришило к выводу – надо привлечь к уголовной ответственности. Это – месть за мое обращение к Вам в Контрольное управление и в СМИ. Это не моя фантазия. Это сам Кожевников заявил Пысиной Г.А. 09.03.06.

Теперь суть материала, который используют против меня.

15.06.03 прокурором Железнодорожного района было возбуждено уг. дело № 345702 по ст. 105 ч. 1 УК РФ – по факту обнаружения в кв. 18, д. 99 по ул. К. Маркса в г. Хабаровске трупа гражданина Денисова А.В,, 1980 г. рождения с ножевым ранением в область грудной клетки слева. Расследование уголовного дела было поручено следователю Голодных Е.С.

17.06.03 по подозрению в совершении данного преступления, в порядке ст. 91 УПК РФ был задержан гражданин Федоренко П.П., не имеющий постоянного места жительства.

В суд уголовное дело было подписано мной и согласно стат.данных 30.10.03 направлено в Железнодорожный суд. Но как выяснилось позже, следователь в суд его не отправил по причине «заботы о своих дедушке и бабушке», а вытащил из дела подписанное мной накануне обвинительное заключение, вынес постановление о прекращении уголовного дела за смертью лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности и благополучно сдал дело в архив.

Когда это все открылось, к тому времени Голодных из прокуратуры уволился по собственному желанию. Прокурор района Бабко В.А. отменил это постановление и поручил расследование дела лично мне. За несколько дней я восстановила недостающие документы (их почему-то Голодных вытащил из дела и хранил дома – это ряд экспертиз) и направила дело в суд. Бабко лично поддерживал гос.обвинение и был постановлен приговор 8 лет лишения свободы, который вступил в законную силу.

По данному факту нами всеми писались объяснения на имя Малиновского. Я понимаю и безоговорочно признаю, что здесь с моей стороны был ненадлежащий контроль за делами, уходящими в суд. Я за это понесла дисциплинарное наказание, хотя там не было указано, что именно за это, но при личной беседе с В.В. Малиновским мне ясно было дано это понять. Но об уголовной ответственности речь не шла. Теперь ничего другого не найдя они «получив» от Голодных уже объяснения в своих интересах кричат на всех углах, что меня привлекут к уголовной ответственности. Таким образом они хотят меня дискредитировать и уволить из органов прокуратуры.

Эту цель они преследуют с начала проведения проверки проводимой по моему заявлению написанному Вам 29.09.05.

Получив 06.03.06 копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 09.02.06 за подписью старшего следователя по ОВД Ш.М.-А. Эльсултанова полагаю, что в нем дана оценка только части неправомерных действий должностных лиц прокуратуры края о которых я сообщила в заявлении от 29.09.05. Информация о провокации взятки имелась. Однако результаты этой деятельности не были легализованы и не дана им оценка с точки зрения доказанности. Подтверждается факт серьезных недостатков в организации надзора за расследованием уголовных дел по особо тяжким преступлениям, однако одни из виновников уволены из органов прокуратуры по собственному желанию. (Капанадзе, Алыев, Хохлов) и вопрос об их ответственности не ставится.

Более того, со слов Кожевникова именно он добился изменений приказа Генпрокурора № 67 от 23.11.05 касающегося наказания ряда руководителей (Чайка, Костюковича, Малиновского, Хохлова) и всех выплат Ю.П. Хохлову. И оснований не верить в этом Кожевникову нет. Иначе как можно получить Хохлову должность советника губернатора Хабаровского края по взаимодействию с правоохранительным органами, будучи уволенным на основании п. 1 ст. 41-7 Федерального закона «О прокуратуре РФ».

Утверждение Малиновского о том, что он никаких указаний о сборе негативной информации в отношении меня в связи с моей трудовой деятельностью он не давал, опровергает объяснение прокурора Пысиной Г.А., ее особое мнение к материалам контрольной проверки работы следователя прокуратуры района, а также вся деятельность сначала и.о. прокурора района Капанадзе, зам.прокурора Белова (уволенного из прокуратуры), зам.прокурора Гнибеды (уволенного из прокуратуры), прокурора Букреева, зам.прокурора Петренко (ушедшего в другую прокуратуру) – на протяжении 6 месяцев 2005 г. и 2-х месяцев текущего года выискивающих любые нарушения, которые были допущены мной и следователями меня поддерживающими, - которые сошлись во мнении о необходимости возбуждения уголовного дела в отношении бывшего следователя Голодных, заверив его, что такие действия лишь повод работать в рамках дела против Ламаш. Это все Кожевников высказал Пысиной Г.А. 09.03.06 в своем кабинете.

В постановлении Эльсултанова указано, что Малиновский считает, что истинной причиной моего обращения к Вам является стремление обезопасить себя от возможного освобождения от работы по профнепригодности и ненадлежащего исполнения служебных обязанностей, поставив себя таким образом вне критики, но при этом Малиновский не указывает, что такой вопрос не до его прихода к власти, ни после не ставился. Также в этом постановлении говорится, что начальник отдела Колесников тоже низко оценивает мои деловые и профессиональные качества. Но его как и Малиновского утверждения опровергаются статистическими данными (Данные указаны в справке об итогах работы следствия прокуратуры в 2004 году, которую я прилагаю к заявлению).

А результат бездарной кадровой политики Малиновского – Кожевникова являются цифры раскрываемости убийств и тяжких телесных повреждений по итогу 2005 г. ст. 105 УК – 59,6 %; ст. 111 УК – 23,1 %.

Делая такие заявления, Малиновский и ему подобные даже не обратили внимания на приказы о поощрении меня и снятии взысканий, где подчеркивались ими мои высокие профессиональные качества.

Выступая в прессе (газета ТОЗ № 4 от 12.01.06 На страже закона – в ответе за все, см. также Прокурор Хабаровского края Владимир Малиновский) господин Малиновский говоря о достижениях работы прокуратуры в целом, ссылался и на уголовные дела, которые возбуждались мной, расследовались «неугодными следователями» и направлялись нами в суд.

Работая следователем (около 7 лет) я расследовала достаточно сложные дела. Возглавив следствие прокуратуры, я всегда ориентировала следователей на борьбу с коррупцией. И эти дела всегда у нас были на первом месте. Дела сложные, которые не расследовались в других прокуратурах: (справку прилагаю, но это даже не все, это только 1/3 часть).

Следует упомянуть уголовное дело о высокоплатной трансплантации (См. Люди в белых халатах, с косой за спиной), которое успешно похоронено в прокуратуре края, при явных признаках преступления и установленной причине смерти по 11 случаям состояния после изъятия почки.

Следует также упомянуть уголовное дело на которое прокурор края ссылается как на достижение, которое возбуждалось мной и длительное время находилось у меня на контроле, и, единственное что по этому делу я не сделала, не утвердила обвинительное заключение. Именно благодаря этому делу нас со следователями и Пысиной Г.А. приглашали на международную конференцию. (уг.дело о продаже за границу женщин для занятия проституцией).

Именно на это ссылался прокурор в докладе Генеральному прокурору. Список таких дел можно продолжать и продолжать. Неужели эти факты говорят о моей бездарности как руководителя следственного подразделения и моем непрофессионализме. А ведь когда оперативный материал попал к Хохлову Ю.П., а потом к Букрееву К.Н. (ныне прокурор Жд района), Букреев категорически заявил, что там нет состава преступления. А потом мы только в оперативных сводках читали, что «благодаря высокопоставленному чиновнику прокуратуры края дело не возбудят, а материал похоронят». Эти факты можно проверить, и Пысина, Жигалин и оперативные сотрудники могут подтвердить.

Сейчас когда уголовное дело № 293002/05 в отношении Юлина и Дашутина, по поводу которого я обращалась к Вам 29.09.05, расследуется следователем прокуратуры края Подолякиным, большую часть времени как следователь, он занимается проверкой законности проведения следственных действий следственной группой, а не установлением обстоятельств и целей получения взятки сотрудниками милиции и прокуратуры в особо крупном размере.

Для нас всех примером служит – как надо расследовать уголовные дела о коррупции – уголовное дело по обвинению руководителя департамента государственного контроля и перспективного развития в сфере природопользования и охраны окружающей среды Министерства природных ресурсов России по ДФО Крупецкого С.А. и его коллеги Севрина В.Г., которые путем вымогательства получили от представителя руководства ЗАО «Артель старателей «Амур» Хань И.В. в качестве взятки - деньги в сумме 3 млн. рублей. Это дело расследовалось с быстротой и оперативностью, которым можно позавидовать. Это пример для подражания. Так и надо расследовать дела, если они угодны руководству прокуратуры. Этот список тоже можно продолжить. Вот так и вся работа прокуратуры строится; кто в рот заглядывает прокурору или еще ниже, тот и в чести.

Профессионализм, искренние желания повысить авторитет в глазах обывателя, и честь мундира и честь Генерального прокурора и работу целой структуры – приводит к одному – к привлечению к уголовной ответственности. Но ведь я ни одна, почему в постановлении Эльсултанов указал один негатив (это умышленно сделано с целью унизить и опорочить меня), ведь практически все следователи могут объективно дать показания обо мне и дать оценку моей работы. По большому счету мои результаты проверки оставляют желать лучшего. На совести генерала ФСБ, который не предоставил те данные, которые у них есть, слава богу оперативники ФСБ могут еще работать. И тысячу раз Алыев прав, что «в Генеральной прокуратуре деньги любят не меньше, чем у нас». Ведь то, что дела направляют в суд, не факт, что их рассмотрят. А своим гнусным преследованием такие как Кожевников, Малиновский и им подобные к великому стыду нашей системы, «доконают» замечательных людей, грамотных, преданных, профессионалов с высокой буквы, я говорю не о себе, а о Пысиной Г.А., Нудман Р.Д., Брудова Д.О., Лободе А.А. и других и этот список тоже можно продолжать..

Прокурорский общак (письмо Президенту РФ)

Дословно: " Шеф все везде "разрулил", фээсбэшникам мы сделали делянки, всем "забашляли"

Помощнику президента РФ -

Начальнику управления

Беглову Александру Дмитриевичу



г. Москва, Старая площадь, 8/5



от заместителя прокурора Железнодорожного района г. Хабаровска Ламаш Т.Г.



г. Хабаровск, ул. Ленинградская,54



16.05.05 прокурором Железнодорожного района г. Хабаровска старшим советником юстиции Бабко В.А. было возбуждено уголовное дело № 293002 по признакам составов преступлений, предусмотренных ч.1 ст.285, п.п. "а, в, г" ч. 4 ст.290 УК РФ, по факту вымогательства денежных средств в размере 70 тысяч долларов США у граждан Коена Р.М. и Атамаса А.Ю. - учредителей ООО "Тенерифе", - сотрудниками правоохранительных органов Хабаровского края за изменение меры пресечения обвиняемому Атамасу А.Ю., содержащемуся под стражей по уголовному делу № 122044, возбужденному по ч.4 ст.188 УК РФ, находящемуся в производстве следователя природоохранной прокуратуры Хабаровского края Безукладникова, а также за уменьшение степени вины Коена и Атамаса в ходе производства по данному уголовному делу, и, получении ими в суде условной меры наказания, а также дальнейшем покровительстве Коену Р.М. и Атамасу А.Ю. в их лесоэкспортной деятельности.

В этот же день, 16.05.05, на месте совершения преступления в 11 часов 30 минут по подозрению в совершении указанных выше преступлений, при передаче взятки в сумме 37.000 долларов США сотрудниками УФСБ по Хабаровскому краю были задержаны: Дашутин Игорь Александрович, 23.11.68 г.р., заместитель начальника отдела по подрыву экономических основ организованных групп и преступных сообществ, борьбе с коррупцией в органах государственной власти УБОП КМ УВД Хабаровского края, майор милиции и Юлин Евгений Михайлович, 05.08.70 г.р., начальник ОРЧ по имущественным преступлениям УВД Хабаровского края, майор милиции.

Допрошенный в качестве подозреваемого в присутствии адвоката Каргина С.В. - Дашутин И.А. отказался от дачи показаний, воспользовавшись правом, предоставленным ст.51 Конституции РФ.

Подозреваемый Юлин Е.В., в присутствии защитника Боликова А.И., показал, что он являлся посредником передачи денежных средств между его хорошими знакомыми Атамасом и Коеном, с одной стороны, и, сотрудниками милиции Дашутиным и Квашенинниковым С.Г.- оперуполномоченным по особо важным делам ГУ МВД РФ по ДВ ФО, с другой стороны. Последние вымогали у Коена и Атамаса денежную сумму в размере 70.000 долларов США, за условия, обозначенные выше. Он - Юлин Е.В. знал, что сотрудники УФСБ проводят ОРМ по заявлениям потерпевших и выявлению причастности к данному преступлению Дашутина и Квашенинникова, который осуществлял оперативное сопровождение по уголовному делу, возбужденному по ч.4 ст.188 УК РФ, находящемуся в производстве следователя Межрайонной природоохранной прокуратуры Хабаровского края - Безукладникова. Именно по этому уголовному делу Атамас и Коен проходят как соучастники контрабанды, а непосредственным исполнителем, то есть, получателем взятки, являлся Дашутин И.А.. 29.04.05 он - Юлин, возле здания УБОП КМ Хабаровского края, расположенного по ул. Карла Маркса, передал по просьбе Дашутина деньги, в сумме 30.000 долларов США за освобождение из - под стражи арестованного природоохранной прокуратурой, по подозрению в контрабанде лесоматериалов, Атамаса А.Ю., которые ему - Юлину, передал Коен Ренат. Данная сумма денег являлась частью суммы - взятки вымогаемой у Коена и Атамаса за оговоренные ранее условия благополучного существования последних. После передачи денег Дашутину, эта сумма, по словам Дашутина, была передана им помощнику прокурора природоохранной прокуратуры Алыеву Азеру Микаилу оглы, подъехавшему в это же время к зданию УБОП, для передачи их вышестоящему руководству прокуратуры края. 16.05.05 возле ресторана "Айлант", расположенного по ул. Демьяна Бедного в г. Хабаровске Дашутину Коеном, в присутствии его - Юлина, была передана вторая часть вымогаемых денег в сумме 37.000 долларов США.

В связи с тем, что Юлин работал под прикрытием сотрудников УСФСБ УВД Хабаровского края, он был освобожден из под стражи 17.05.05.

17.05.05 следователем прокуратуры Лободой А.А. в чьем производстве находилось уголовное дело, было вынесено постановление о возбуждении перед судом Железнодорожного района г. Хабаровска ходатайства об избрании подозреваемому Дашутину меры пресечения в виде заключения под стражу. В это время, на следствие стало оказываться давление. Уголовное дело экстренно по телефону затребовал к себе первый заместитель прокурора Хохлов Ю.П. Прокурора района Бабко В.А. вызвал к себе прокурор края Малиновский, по приезду, откуда, Бабко "имея бледный вид" сообщил что Малиновский требует для изучения дело и настаивает на освобождении Дашутина. Разговор происходил при открытых дверях в кабинете следователя Лободы А.А. в присутствии последнего и следователя Брудова Д.О., разговор слышали и другие следователи: Исайкин Р.А., Ким К.Р., Жигалин С.В. Понимая, что у следователей пытаются фактически изъять уголовное дело с целью получения и использования информации, имеющейся в деле для дальнейшего прекращения, поскольку о связях Алыева и его материальных возможностях знают все оперативные сотрудники, пояснив Бабко, что следствием планируются масштабные следственные действия, я его попросила прикрыть следователей, сказав Малиновскому, что он, якобы следователей не застал в прокуратуре, что все вместе с материалами уголовного дела, находятся на следственных действиях. Мы все были заинтересованы в максимальном сборе информации по делу и закреплении доказательств. Я, следователи Брудов и Исайкин выехали в УФСБ, где проводили следственные действия с потерпевшими и задержанным Юлиным. Следователь Лобода остался в прокуратуре "чистить" материалы дела. Весь день следователь звонил мне на мобильный и говорил, что ему в угрожающей форме указано было Хохловым Ю.П. к 19 часам привести все материалы дела к нему для изучения их прокурором края, что, и было сделано им и Брудовым. В прокуратуре края со слов следователей, им был учинен допрос с выяснением всех подробностей происшествия (кто посмел возбудить дело, кто принимает активное участие в расследовании и т.п.) и обстоятельств дела, а уголовное дело было отнесено Малиновскому, у которого к тому времени находился Алыев.

20.05.05 судья Железнодорожного района г. Хабаровска Черкасский Ю.А. отказал следователю в удовлетворении ходатайства избрав Дашутину меру пресечения в виде залога в сумме 150.000 рублей. В суде по этому поводу договаривались с председателем суда Некрашевичем Л.М. - Алыев и федеральный судья Центрального суда г. Хабаровска Белоусова.

Поддерживающая данное ходатайство органа следствия в суде, заместитель прокурора Железнодорожного района г. Хабаровска Самохина Н.В., обжаловала решение судьи в установленные процессуальные сроки. Первым заместителем прокурора Железнодорожного района г. Хабаровска Капанадзе Г.Р. представление Самохиной Н.В. было отозвано, по указанию якобы Бабко В.А., но это не соответствует действительности. Указание подключиться к этому делу и всячески его разваливать, дано было свыше. Действия Капанадзе незаконны, поскольку, Капанадзе, на тот момент, являясь первым заместителем прокурора района, мог быть наделен властными административными полномочиями в отношении других заместителей прокурора района, только при отсутствии прокурора в связи с болезнью либо в связи с отпуском. Кроме того, Капанадзе - ставленник Малиновского, Алыева и Кожевникова - заместителя Малиновского. О чем Капанадзе широко оповещает народные массы. Своевременно узнав об этом, я связалась с руководством УФСБ, по требованию которого В.В. Малиновский формально Капанадзе объявил строгий выговор, но председатель Железнодорожного суда Некрашевич Л.М. , "по просьбе трудящихся" отзыв представления принял как законное, заявив, что законность всех этих действий прокуратура района в лице следователей и заместителя прокурора Самохиной, может обжаловать в крайсуд. По закону, это мог сделать только прокурор субъекта, то есть - Малиновский. Этого, естественно сделано не было. Позднее, в июле, (то есть спустя два месяца) когда "коллеги" узнали, что я намериваюсь обратиться в Генеральную прокуратуру к заместителю Генерального прокурора Бирюкову, который, по словам наших сотрудников является порядочным человеком, вокруг этого представления игра возобновилась. Крайсуд законно отменил постановление судьи Черкасского Ю.А. о залоге и направил на новое рассмотрение в суд Железнодорожного района, в сентябре ходатайство было рассмотрено и со слов адвоката Дашутина - Каргина С. все с помощью Капанадзе, благополучно похоронено.

24.05.05 Дашутину И.А. было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. "а, в, г" ч.4 ст.290, ч.1 ст.285 УК РФ. По существу предъявленного обвинения Дашутин вину в инкриминируемых деяниях не признал, от дачи показаний отказался, воспользовавшись предоставленным ст.51 Конституции РФ, правом.

19.05.05 в 12 часов 00 минут по подозрению в совершении указанных выше преступлений был задержан в порядке ст.91, ст.92 УПК РФ Квашенинников Сергей Геннадьевич, 22.06.77 г.р. оперуполномоченный по особо важным делам ГУ МВД РФ по ДВ ФО.

Допрошенный в качестве подозреваемого в присутствии адвоката Дьякова А.А. Квашенинников показал, что он в действительности осуществляет оперативное сопровождение по уголовному делу возбужденному Межрайонной природоохранной прокуратурой, находящемуся в производстве следователя Безукладникова, но к совершению преступления, не причастен.

19.05.05 органом предварительного следствия, перед судом Железнодорожного района г. Хабаровска, было возбуждено ходатайство об избрании подозреваемому Квашенинникову меры пресечения, в виде заключения под стражу. Ходатайство было удовлетворено о чем 20.05.05 судья Александрова Л.В. вынесла постановление. Квашенинников находился под стражей 2 месяца - до 19.07.05 после чего постановлением Капанадзе, он был освобожден.

26.05.05 Квашенинникову С.Г. было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. "а, в, г" ч.4 ст.290, ч.1 ст.285 УК РФ. По существу предъявленного обвинения Квашенинников вину в инкриминируемых деяниях не признал, от дачи показаний отказался, воспользовавшись предоставленным ст.51 Конституции РФ, правом. Буквально через неделю после ареста Квашенинникова и освобождения Дашутина, последний при встрече сказал мне, что у нас ничего не получится, что все вопросы Азир (то есть Алыев) "разрулит с шефом," то есть, с Малиновским) и Квашенинникова отпустят. Дашутин откровенно об этом говорил и своим сослуживцам - сотрудникам УБОП, которые рассказывали об этом моему мужу Антипову В.А. и мне. Такой же информацией располагали и сотрудники УФСБ и фактически половина сотрудников различных правоохранительных органов города.

Коен Р.М. и Атамас А.Ю. по настоящему уголовному делу признаны потерпевшими и допрошены. Из показаний потерпевшего Коена Р.М. от 16.05.05 следует, что он является учредителем ООО "Тенерифе", данная фирма занимается лесоэкспортом в КНР. Зимой 2005 года Межрайонной природоохранной прокуратурой Хабаровского края было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.4 ст.188 УК РФ. Природоохранная прокуратура совместно с сотрудниками ОРБ УВД Хабаровского края арестовали лес на общую сумму 220.000 долларов США. Примерно 1,5 месяца назад был арестован его - Коена Р.М. компаньон Атамас А.Ю., которому было предъявлено обвинение по ч.4 ст.188 УК РФ. Ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. После ареста Атамаса А.Ю. Дашутин предложил свою помощь, которая заключалась в том, что он решит вопрос об изменении Атамасу меры пресечения на не связанную с лишением свободы, но, за это, после изменения меры пресечения Атамасу, в день его освобождения из СИЗО, он - Коен должен будет передать Юлину деньги в размере 30.000 долларов США для дальнейшей их передачи ему - Дашутину и Квашенинникову. Кроме того, Атамас и он - Коен должны будут дать по уголовному делу такие показания, какие надо следствию, то есть, признать вину в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.188 УК РФ, а после освобождения из-под стражи Атамаса, они должны будут отдать деньги в сумме 40.000 долларов США. Первую часть денег в сумме 30.000 долларов США, в день когда освободили Атамаса, он - Коен выполняя требование Дашутина и Квашенинникова, передал в офисе фирмы Юлину, который передал данные деньги Дашутину. Вторая передача денег произошла 16.05.05 около ресторана "Айлант", расположенного по ул. Демьяна Бедного в г. Хабаровске, где находясь в своем автомобиле Тойота "Ленд Краузер" он - Коен передал деньги в сумме 37.000 долларов США Дашутину в присутствии Юлина. Дашутин взял деньги и передал Юлину, который их положил в карман. В этот момент сотрудники УФСБ задержали их. О вымогательстве денег он сообщил ранее в органы УФСБ и работал под их прикрытием вместе с Юлиным.

Потерпевший Атамас А.Ю. дал аналогичные показания. Кроме того Атамас и Коен говорили, что если следствию удастся "посадить" Дашутина и Квашенинникова, то нам дадут показания и многие "лесовики" о многочисленных поборах со стороны Алыева, Дашутина, а также и других сотрудниках милиции и прокуратуры и их связях с вышестоящими лицами прокуратуры края.

Факт обращения Юлина Е.М. в органы УФСБ по Хабаровскому краю подтверждается рапортом, предоставленным органу предварительного следствия 06.07.05г. за подписью начальника данного подразделения генерал - лейтенанта Костикова А.Н.

В ходе предварительного следствия между потерпевшим Коеном и подозреваемыми Дашутиным и Квашенинниковым 16.05.05г. и 19.05.05г. были проведены очные ставки. Потерпевший Коен Р.М. полностью подтвердил данные им ранее органу следствия показания. При освидетельствовании Дашутина, на поверхности его рук были обнаружены следы краски, которой были помечены деньги.

Из представленных органу следствия сотрудниками УФСБ по Хабаровскому краю результатов ОРМ следует, что Квашенинников С.Г. непосредственно выполнял свою, отведенную ему роль в совершении преступлений, обозначенных в предъявленном ему обвинении. Квашенинников неоднократно вел телефонные переговоры с Коеном, касающиеся лесоэкспортной деятельности, при этом, объясняя Коену, что при выполнении поставленных ранее Дашутиным условий, он - Коен и Атамас получат условную меру наказания в суде по ст.188 УК РФ по делу находящемуся в производстве следователя Безукладникова, объясняя этот тем, что такое дело необходимо направить в суд, поскольку "в Москву все уже об этом доложили и там ждут результаты". Это связано с преждевременным рапортованием Генеральному прокурору РФ во время его последнего приезда в Хабаровск, где Владимир Васильевич указал на то, что природоохранный прокурор Мороз будет лично ему докладывать о работе прокуратуры в этом направлении.

Также результатами ОРМ установлено, что для получения денег - взятки в сумме 70.000 долларов США, сотрудники милиции Квашенинников и Дашутин действуя согласованно между собой, то есть организованной группой совместно с прокурором природоохранной прокуратуры Морозом Максимом Николаевичем и помощником данной прокуратуры Алыевым, незаконно с помощью вышестоящего руководителя прокуратуры края изъяли с депозита прокуратуры Хабаровского края деньги в сумме 1 миллион 200 тысяч рублей либо 980.000, но которые были ранее - в декабре 2004 года изъяты в ходе обыска в офисе у Коена Р.М. и которые фактически по уголовному делу, находящемуся в производстве следователя природоохранной прокуратуры Безукладникова, являются вещественным доказательством, подлежащим направлению для возмещения ущерба государству причиненного Коеном и Атамасом в результате своей преступной деятельности. Для решения этой проблемы, то есть, придания законности изъятия денег (вещественного доказательства) из уголовного дела, Дашутин, Квашенинников, Мороз и Алыев приняли меры к изготовлению доверенности не установленному лицу, якобы не причастному к деятельности Коена и Атамаса, которому, якобы, эти деньги принадлежат и, который, по их версии, совершенно случайно хранил эти деньги в сейфе, в офисе, у Коена. Аналогичный вариант предлагался Квашенинниковым Коену. Установлено, что после получения денег Коен обменял их в банке на доллары, после чего эти деньги отдал в виде взятки. Документы, подтверждающие факт обмена Коеном денег на валюту следствием изъяты и находятся в материалах дела.

Результаты ОРМ, предоставленные сотрудниками УФСБ по Хабаровскому краю содержатся на девяти CD-дисках.

С момента возбуждения уголовного дела до 05.06.05 г. руководством УФСБ по Хабаровскому краю принимались меры к объективному расследованию настоящего уголовного дела и его раскрытию - следственной группе под моим руководством (проводились встречи с первым заместителем прокурора Хабаровского края Хохловым Ю.П., с начальником отдела Генеральной прокуратуры РФ по Дальневосточному Федеральному Округу Костюковичем С.М. и с самим заместителем Генерального прокурора РФ по ДФО Чайкой К.Л.), результатом которых, явилось назначение руководителем следственно-оперативной группы первого заместителя прокурора Железнодорожного района г. Хабаровска Капанадзе Г.Р., который расследованием уголовного дела естественно не занимался, выполняя устные указания руководства прокуратуры Хабаровского края, действующей согласованно с Генеральной прокуратурой по ДФО, открыто заинтересованной в прекращении уголовного дела. Костюкович С.М., вызвав к себе заместителя прокурора Самохину Н.В. заявил, что уголовное дело по взятке возбуждено незаконно, что лица, принимавшие в этом участие будут жестоко наказаны, что в действиях Дашутина и Юлина он видит, ну в самом крайнем случае - мошенничество. Эту позицию в течение всего следствия озвучивал Капанадзе, требуя устно от следователя Лободы А.А. предъявления обвинения Дашутину и Юлину по ст.159 УК РФ. В прокуратуре ДФО изучением уголовного дела неоднократно занимались начальник управления Аксаментова и начальник отдела Логвинчук, которые естественно поддержали позицию Костюковича. На предложение сотрудников УФСБ Логвинчуку передать уголовное дело для расследования мне, Логвинчук ответил, что никто этого сделать не позволит. Согласно данным оперативных сотрудников УФСБ по Хабаровскому краю вся информация по результатам ОРМ по настоящему уголовному делу, а также информация об оказании давления на следствие со стороны вышестоящих прокуратур и заинтересованности конкретных должностных лиц в прекращении уголовного дела направлено в ФСБ РФ в г. Москву.

Поскольку уголовное дело по контрабанде является по настоящему уголовному делу вещественным доказательством, нами были предприняты всяческие попытки осмотреть это уголовное дело и изъять необходимые документы для приобщения их к основному делу. Но нам его осмотреть не дали по указанию Хохлова Ю.П. - первого заместителя прокурора края, который в июле исполнял обязанности прокурора края. Помощник прокурора Белова И.Н. - зональный прокурор Железнодорожного района изложила нашу позицию Колесникову - начальнику отдела прокуратуры края по надзору за следствием, который лично мне заявил, что ничего никто нам не даст. Мы оформляли в деле эти запросы письменно, нам отказали при этом требуя разъяснений какие именно нам нужны копии документов и для чего именно, что именно мы хотим установить либо доказать этими документами. В это же время меня к себе вызвал заместитель прокурора края Кожевников К.М., который сказал мне, что, действует по поручению прокурора края Малиновского и настаивает на моем переводе с должности заместителя прокурора на должность помощника прокурора по поддержанию гособвинения в суде. Мотивируя это тем, что мною неоднократно были сделаны заявления об уходе с должности вплоть до увольнения. Я ответила, что все эти заявления были обусловлены систематическим незаконным вмешательством со стороны руководителей прокуратуры края в работу следствия района под предлогом тщательного законного контроля нашей, якобы незаконной деятельности. В качестве примера - уголовное дело возбужденное два года назад по факту смерти Макуха, от халатных действий врача-гинеколога ККБ-1 г. Хабаровска Новиковой. Это дело до настоящего времени мы не можем отправить в суд. Примером служат и другие уголовные дела, которые к счастью удалось мне направить в суд. В разговоре с Кожевниковым я открыто заявила, что прекрасно понимаю причину такого предложения и что связано это с расследованием дела по Дашутину. Кожевников "по дружески" предложил мне не вмешиваться в это дело, обещая, что в зарплате я ничего не потеряю так как ставку заместителя прокурора оставят за мной, в ином случае "он боится, что меня ждут проблемы", чего он мне совершенно "по дружески" не желает в силу уважения меня как профессионала и приятельских отношений с моим мужем. На следующий день Алыев встретившись с моим супругом, полностью слово в слово передал наш с Кожевниковым разговор и заявил, что "шеф, то есть Малиновский, настаивает на моем уходе со следствия прокуратуры в ином случае "меня уберут" любым способом. Поскольку в июле планировалась проверка деятельности прокуратуры, то "меня будут морщить, до увольнения" и на поддержку с их стороны ни я, ни мой супруг рассчитывать, не сможем. Кроме того, поскольку в отношении супруга решался вопрос в Москве о назначении на вышестоящую должность, то Алыев обещал посодействовать обратному. Мой муж открыто встал на мою защиту, поставив некоторые условия Кожевникову и Компании с целью безопасности моих жизни, здоровья и дальнейшей работы в прокуратуре. На что Алыев по телефону завил ему, что уголовное дело мы можем разместить у себя в анальном отверстии, что ничего сделать мы не сможем. Дословно: " Шеф все везде "разрулил", фээсбэшникам мы сделали делянки, всем "забашляли". Деньги любят не только в Москве, но и в местной Генеральной. Все дело прекратят" Все это время в прокуратуре мне стали создавать условия чудовищной нагрузки, поскольку власть фактически Малиновский передал Капанадзе. С 25.07.05 по 27.09.05 я находилась на больничном. Поскольку Чайка не ведет приема граждан, я попыталась через его секретаря попасть к нему на прием, однако он ответил, что времени у него на это нет. В настоящее время Малиновский рассматривает кандидатуру Капанадзе как единственную на должность прокурора Железнодорожного района, и который делает заявления, что я фактически уволена. Приказом Капанадзе от 23.09.05 я отстранена от исполнения своих обязанностей - за следствием прокуратуры, меня вынуждают осуществлять контроль за учетом и регистрацией преступлений в ОВД, при этом, нарушив мои трудовые права, поскольку я теряю некоторую сумму денег в зарплате. При этом меня лишили этим приказом права на дачу согласия на проведение следственных действий: аресты, выемки и т.п., только дозволено в дежурные сутки возбуждать уголовные дела дознанию и милиции. Мой бывший надзор разделили между двумя заместителями, одного из которых назначили по настоянию Капанадзе, поскольку тот "более покладистый", поручив ему, расследование уголовных дел особой сложности и имеющих общественный резонанс, фактически контроль за делами, которые угодно будет прекращать по взаиморасчету. В производстве данного заместителя - Белова Р. находится также уголовное дело, возбужденное не имея к тому оснований по ст.159 УК РФ лично Капанадзе в отношении директора автостоянки.(интерес тот же). 27.09.05 из оперативных источников стало известно, что Алыевым по согласованию с Малиновским В.В. принимаются меры к провокации взятки в отношении моего мужа - начальника оперативного отдела ДФО Госнаркоконтроля и меня. Для чего им был подобран знающий моего мужа, человек.. О данном факте муж в известность поставил свое руководство в г. Хабаровске и в г. Москве. 27.09.05 старший прокурор-криминалист прокуратуры края Пысина Г.А. поставила меня в известность, что руководством края в отношении меня, как и на протяжении всего времени осуществляется сбор негативной информации связанной с трудовой деятельностью. Пысина Г.А. проводила проверку деятельности по моему надзору в июле, справку которую она составила, я читала, равно как читала справку о результатах работы составленную зональным прокурором Беловой И.Н. Обе справки были достаточно объективны. Однако общая справка, составлена явно предвзято, с указанием того, что в работе моего надзора имеются одни недостатки. Во внимание не взяты заслуги не только мои, но и всего следственного подразделения, которое я добросовестно возглавляла в течении 3-х лет. К сожалению описать все, что творится вокруг расследования этого дела, невозможно.

Хочется также обратить внимание еще на одно уголовное дело, расследованием которого занимался мой следователь Лобода А.А..

22.03.05 нами было возбуждено уголовное дело № 224602 по признакам состава преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ. Поводом для возбуждения уголовного дела послужили заявления гр-н Агафонова И.В. и Ким Т.А., согласно которым в период времени с 14.03.05г. 15 ч. 00м. по 15.03.05 05ч. 00м. сотрудниками милиции в здании №199 "а", расположенного по ул. Карла Маркса в г. Хабаровске причинены телесные повреждения заявителям. При проведении первичных следственных действий было установлено, что к совершению данного преступления причастны Дашутин Игорь Александрович, 23.11.68 г.р., заместитель начальника отдела по подрыву экономических основ организованных групп и преступных сообществ, борьбе с коррупцией в органах государственной власти УБОП КМ УВД Хабаровского края, майор милиции и оперуполномоченный этого же подразделения Алексеев А.Г.. После установления данного факта (причастности Дашутина) уголовное дело незамедлительно было затребовано зональным прокурором Беловой И.Н. для предоставления прокурору Хабаровского края согласно его указанию. После чего уголовное дело было направлено в прокуратуру Центрального района г. Хабаровска для дальнейшего расследования, не смотря на то, что преступление совершено в Железнодорожном районе г. Хабаровска и сложности в его расследовании, не представляло. В настоящее время прекращено по реабилитирующим основаниям.

Ставя Вас в известность, не льщу себя надеждой, на какие - нибудь даже незначительные изменения в руководстве прокуратуры как Генеральной ДФО так и краевой, поэтому убедительно прошу не считать меня сумасшедшей идеалисткой. Прекрасно сознавая сколь велика сила денег и их любителей в мундирах, пытаюсь, хоть и наивно до глупости, защитить честь мундира работника прокуратуры, для меня это не просто слова, а понятия, содержащие глубокий смысл, и я не одна. Простите меня за глупость, но хочется верить, что есть порядочные люди не только в Генеральной прокуратуре, но и в правительстве. В конце концов, если сам прокурор не печется о своих чести и достоинстве и чистоте мундира, почему я считаю, что должна блюсти чистоту его лица и воспитывать это в своих подчиненных? Прошу я только одного, чтобы меня, следователей, указанных в заявлении, моего мужа, близких нам людей, которых "морщат" - оставили в покое и дали возможность работать, занимаясь любимым делом, получая за это просто зарплату.

О самоубийстве бывшего прокурора края...

О самоубийстве (?) бывшего прокурора края в тот год, 2003, шептались только на самом «верху». «Да, нет!» – разубеждали меня в крайпрокуратуре, где я осторожно попытался проверить эту версию. Мне твердили - «умер!». Правда, эти слова были как какой-то заученный текст, а мой вопрос удивления не вызывал. И только недавно информация о смерти прокурора «всплыла» вновь с новыми подробностями.



Работа…


В. И. Богомолов
Виктор Иванович Богомолов родился 10 декабря 1942 года. В 1960 году окончив школу, поступил в техническое училище, где приобрел сразу несколько рабочих специальностей. Потом был историко-правовой факультет Дальневосточного государственного университета (ДВГУ). Студента-заочника взяли на должность следователя в Архаринскую районную прокуратуру Амурской области. Потом были должности выше: районный и межрайонный прокуроры, инструктор обкома партии, курирующий органы правопорядка и правосудия.

С 5 ноября 1981 года по 5 апреля 1991 года Богомолова назначают прокурором Амурской области. Как писали тогда газеты: «это был самый молодой прокурор в СССР!». В 1991 году Богомолова переводят прокурором Хабаровского края.

Переломный момент для прокурора Богомолова наступил в августе 1991 года. Корреспонденту он тогда заявил: «Политических оценок давать не могу, но с правовой точки зрения - это переворот, ставящий общество на грань гражданской войны». И не стал исполнять указания Генпрокуратуры. Вот так-то! В октябре 1993 года, во время новой революционной волны, он опять взял нейтралитет.



Отставка…

Свой юбилей – шестидесятилетие, в 2002 году, Виктор Богомолов отметил необычно: подал в отставку. В краевой газете «ТОЗ» под рубрикой «Утренний звонок В. И. Богомолову», 10 декабря 2002 года писали: «…Решение об этом было принято им еще несколько лет назад. Причину юбиляр объясняет просто: каждый человек, если он относится к делу ответственно, сам знает свой срок, а уходить надо достойно…».

И действительно, еще в 2000 году, а точнее 26 октября, в «ТОЗе» появилась статья «Вертикаль строят, а прокуроры «летят»?», где предполагаемую отставку преподносили так: «Неделю назад возник слух о том, что прокурор Хабаровского края В. Богомолов якобы собирается подать в отставку, а на днях о ней было сообщено в одной из газет, как уже о свершившемся факте. В пользу достоверности этой информации говорило то обстоятельство, что накануне публикации состоялось оперативное совещание в краевой прокуратуре, которое отличалось от обычных чрезвычайно узким кругом приглашенных на нее лиц…». И эти слухи не были беспочвенны. Именно тогда, только что назначенный окружной прокурор Константин Чайка (ныне генпрокурор РФ. – Авт.) проверил работу крайпрокуратуры.

«Не потому ли так скуп был в своих комментариях К. Чайка, - задавался вопросом автор публикации, - что генеральная прокуратура не приняла отставку В. Богомолова?». И далее: «Ничего конкретного не сказал окружной прокурор и по поводу грядущих наказаний заместителя краевого прокурора А. Подласенко, а также об угрозе увольнения двух районных прокуроров. Не стал Константин Леонтьевич говорить и о характере выявленных в ходе проверок нарушений - так ли они серьезны или все устранимо в рабочем порядке…». Дело замяли, но Богомолов в отставку все же ушел. Спустя два года.



Пенсия…

На вопрос Богомолову, чем он будет заниматься на пенсии, корреспонденту ответил так: «Семьей, внуками…». В юбилейной статье «ТОЗ» писала: «…Он без преувеличения, - родоначальник целой юридической династии. Одна из его дочерей - майор милиции, брат - зампрокурора, племянник - следователь, а две племянницы - студентки юрфака. И все же Виктор Иванович лукавит. Такими кадрами в крае не разбрасываются. По нашим сведениям, он уже получил предложение работы, от которого вряд ли откажется…». Богомолов на работу больше не пошел.



Смерть…

Умер бывший прокурор 7 апреля 2003 года. Некролог об этом в краевой газете «ТОЗ» появился на третий день. В электронной версии на сайте газеты он таинственным образом исчез. Пришлось искать текст в подшивке. Вот что там было написано: «Правоохранительные органы понесли большую утрату – скоропостижно скончался бывший прокурор края государственный советник юстиции 2 класса Виктор Иванович Богомолов. На пенсии он пробыл всего четыре месяца, а до этого возглавлял краевую прокуратуру одиннадцать лет…». Далее перечислялись важные факты из его биографии. И подписи под некрологом: «Правительство края. Законодательная дума края. Прокуратура края. Хабаровский краевой суд. УВД края. Управление ФСБ по Хабаровскому краю. Главное управление юстиции по Хабаровскому краю».

Что же случилось за эти четыре месяца, между отставкой и смертью?



Версия…

Версия о самоубийстве бывшего прокурора ходила только в «высших эшелонах власти». Недавно о ней я поведал одному прокурорскому работнику, который мне сказал буквально следующее: «тогда все становится на свои места…».

«Что становится» и на «какие места» – стало ясно из его рассказа.

- В тот день нынешний прокурор Малиновский пошел к бывшему прокурору Богомолову домой, - говорит мой собеседник. - Они хорошо знали друг друга, можно сказать, дружили. Малиновский – преемник Богомолова. Почему он пошел к пенсионеру домой? – вопрос. Хотя, если мне помниться, сам Малиновский говорил, что они частенько перезванивались с Богомоловым, а тут он взял да не позвонил.

Ну не позвонил, да не позвонил. Казалось бы, что тут такого страшного? Запамятовал пенсионер или что другое не дало возможности ему позвонить. Но Малиновский вдруг помчался к нему домой, выломал дверь в квартиру (на стук никто не отвечал, а жена Богомолова в то время гостила у родственников). И увидел его бездыханного лежащим на полу…

- Тогда решительные действия Малиновского меня несколько удивили. Как можно только из-за отсутствия телефонного звонка, бежать к Богомолову домой и взламывать у него в квартире входную дверь, будучи уверенным на сто процентов (!), что он дома, и что с ним что-то не так. Теперь я понимаю, что так можно было действовать только когда наверняка знаешь, что человек мертв, а не заснул или не вышел в магазин или вообще не пошел гулять на свежем воздухе…

Говорят, уже после отставки, Виктору Богомолову стала доходить информация о деятельности своего нынешнего преемника. К примеру (из самой безобидной, которая не обернется автору неприятностями): на его проводы с каждого сотрудника прокуратуры (не по желанию, а по списку) собирали какие-то деньги – примерно по 200 – 300 рублей. Денег собралось так много, что на них решено было купить «крутой» домашний кинотеатр. Когда его дарили, то Виктор Иванович спросил у Владимира Владимирович: надеюсь, этот подарок купили не на деньги сотрудников прокуратуры? Нет, нет, - успокоили старика.

Опять же говорят, что последний телефонный разговор у двух прокуроров все же состоялся…



Преемник…

Кандидатура на должность нового краевого прокурора в лице Владимира Малиновского, сменившего Богомолова, была не такой уж неожиданностью. На рубеже 80-х и 90-х годов, с приходом на должность Хабаровского прокурора В. Степанкова, пост его первого зама занял «варяг» Малиновский.

Владимир Малиновский в 1976 году окончил юридический факультет Воронежского университета, работал в Астраханской областной прокуратуре на должности следователя. Вскоре стал заместителем начальника следственного управления, затем районным прокурором. Молодого перспективного юриста заметили в генпрокуратуре и включили в списки будущих руководителей. В Хабаровском крае Малиновский стал курировать общий надзор за исполнением законности в крае. Потом Малиновский был замом у Богомолова. Они очень сдружились.

В 2001 году Малиновского на год послали на «стажировку» прокурором ЕАО. Как писала «ТОЗ» 29 ноября 2002 года в статье «Уходил, чтобы вернуться»: «О том, что это назначение носит временный характер, было известно многим. Малиновский связи с краем не потерял, даже основным местом жительства его оставался Хабаровск…». Говорят, узнал Богомолов, что ездил утром и вечером из Хабаровска в Биробиджан и обратно прокурор не на служебной машине (кто бы ее дал на такой километраж!), а на машине вроде какого-то авторитетного человека. Хотя подчеркнем, опять же, об этом только говорят, мы же лишь предполагаем и не констатируем…

Напомним слова Виктора Ивановича Богомолова, сказанного им после отставки: «…каждый человек, если он относится к делу ответственно, сам знает свой срок, а уходить надо достойно…».

Владимир Ершов.